События РВИО г.Сочи Российского Военно-Историческое Общество Сочинское отделение

Россия и Джигетия: к вопросу о взаимоотношениях в 1829–1837 гг.

0 Комментарии
303
9-03-2022

Россия и Джигетия: к вопросу о взаимоотношениях в 1829–1837 гг.

Опубликовано: Bylye Gody. 2022. 17(1). 

Авторы: К.В. Таран, А.А. Королев, С.Д. Людвиг, Н.М. Пестерева.

Установлению двухсторонних взаимоотношений России и Джигетии предшествовали события военно-политического характера на Кавказе. Российская империя в первой половине XIX в. постепенно продвигала свои интересы на Кавказ, который входил в сферу влияний Персии и Турции. С Персией Россия вела боевые действия в 1804-1813 гг. и 1826-1828 гг., с Турцией в 1806-1812 гг. и 1828-1829 гг. Все войны закончились победой русского оружия с приобретением и вхождением в состав Российской империи новых территорий. Последняя военная компания завершилась подписанием Адрианопольского договора, в соответствии с которым Россия приобрела территории левобережной р. Кубани (Закубанье) и восточного берега Черного моря от устья р. Кубань до форта Святого Николая (Таран, 2020: 40).

В течение русско-турецкой войны 1828-1829 гг. русские войска на Черноморском побережье северо-западного Кавказа заняли крепости Анапа и Поти. После подписания Адрианопольского договора указанные крепости вошли в состав Российской империи (Taran, 2020: 77).

Российскому правительству во главе с императором Николаем I необходимо было решить вопрос освоения приобретенных территорий, а народы их заселявшие привести к присяге на верность России. Для этого был учрежден временный комитет при министерстве иностранных дел для устройства Закубанского края и пресечения контактов жителей восточного берега Черного моря с Турцией, направленных на ликвидацию торговли контрабандными товарами и невольниками (АКАК, 1878: 887-888).

Главнокомандующий отдельным Кавказским корпусом граф И.Ф. Паскевич предложил план проведения «Абхазской экспедиции», предусматривающий освоение восточного берега Черного моря от крепости Анапы до Поти. План Паскевича был утвержден в начале 1830 г. императором Николаем I. В соответствии с планом, летом 1830 г. начальник абхазского отряда генерал-майор К.Ф. Гессе заложил три укрепления в Абхазии – Бомборе, Пицунде и Гагре (Утверждение наше в Абхазии, 1889: 138-148; Военный энциклопедический…, 1853: 9-10).

В Пицунде состоялось первое знакомство русских военных с представителями джигетов из общества Хысха, проживающих в долине р. Хашупсе. Посредником в переговорах выступил самурзаканский князь Тимурко Анчибадзе, который представил двух князей из его фамилии Анчибадзе. После беседы с генерал-майором Гессе джигетские князья приняли присягу русскому императору, но отказались выдать аманатов, т.к. территория джигетов на тот момент не была под контролем русских войск. После этого князья получили подарки и обещали информировать русское командование о событиях, происходящих у джигетов и их соседей (Утверждение наше в Абхазии, 1889: 144).

«Абхазская экспедиция» ограничилась постройкой трех укреплений, а проведение дороги от Гагры до Анапы оказалось не исполненным, т.к. для достижения этой цели необходимо применение значительных сил (Дзидзария, 2017: 75).

В ноябре 1830 г. министр иностранных дел граф К.В. Несельроде сообщил Паскевичу, что император Николай I повелел возвести укрепления в Геленджике и других удобных местах на восточном берегу Черного моря (АКАК, 1878: 894). 

В соответствии с этим решением, командующий войсками Кавказской линии и Черномории генерал Г.А. Емануель в рапорте от 22 июня 1831 г. предписывал генерал-майору Е.А. Берхману, начальнику правого фланга Кавказской линии, возвести укрепление при Геленджикской бухте, что и было исполнено. Через 10 лет в январе 1840 г. начальник Черноморской береговой линии генерал-лейтенант Н.Н. Раевский отметил, что «Геленджик не является укреплением, а более напоминает лагерь бригады, которая там расположена» (Жупанин, 2011: 43-47).

В то же время, русское правительство не имело достаточной информации о народах заселявших северо-западный Кавказ, отсутствовали географические карты, характеризующие вновь приобретенные территории. Было решено для пополнения сведений о восточном береге Черного моря между Гаграми и Геленджиком, отправить офицера, который тайным образом, должен был исследовать восточный берег Черного моря. Для этого мероприятия начальник штаба отдельного Кавказского корпуса генерал-майор В.Д. Вольховский предложил кандидатуру Ф.Ф. Торнау, который в 1835 г. исполнил эту миссию и дал ценные сведения о племенах, проживающих на восточном берегу Черного моря (Торнау, 2008: 177-178).

По сведениям добытыми Торнау стало известно, что на побережье Черного моря от Анапы до р. Сочи были расселены кавказские племена натухайцев и шапсугов. На восток от р. Сочи до р. Ингура проживали абазины, которые также делились на два племени, т.е. между р. Сочи и укреплением Гагра обитали джекеты (джигеты) или садзы, а территорию между реками Бзыбь и Ингур населяли абхазы (Торнау, 2008: 216-217).

В конце 1830-х гг. будущий джигетский пристав С.Т. Званба сообщил следующее, что население между р. Сочи и Гагрой себя именовало – халцыс, абхазы их называли асадзкуа, а среди грузин использовалось название – джигеты. Прибрежная территория, которую занимали джигеты, называлась у абхазов – Садзен. По берегу Черного моря племя джигетов простиралось от Гагры до селения Хамыш, лежащего между реками Агура и Хоста. Разговорный язык у джигетов был абхазский, имеющий свои отличия, но сами абхазы не считали джигетов одного с собой происхождения (Званба, 1982: 6). Следует отметить, что русские военные в своей переписке использовали именно грузинский вариант названия народа, т.е. – джигеты.

Торнау в нескольких вариациях называл джигетов – джекеты, садзы, а абазин – абхазы, абадза. Селения и общества, в которых побывал Торнау, он характеризовал как вольные и не признающие власти кого-либо. Авторитетные фамилии, они же князья, уздени и т.д., имели определенный вес благодаря большому количеству своих вооруженных сторонников (Дзидзария, 1976: 103-104).

Кавказские племена между собой имели дружеские и родственные связи, но это не мешало племенам и горным обществам делать разбойные нападения в целях наживы на своих соседей, проживающих на побережье Черного моря. Например, объединенные разбойные группы во главе с убыхами, а с ними джигеты, медовеи и псху, систематически производили разбойные нападения на абхазские селения (Званба, 1852).

При ином раскладе, медовеи с убыхами грабили своих бывших союзников по набегам джигетов. В редких случаях джигеты пытались с ответным визитом для грабежа посетить своих обидчиков, т.к. медовеи и убыхи проживали в труднодоступной горной местности (Дзидзария, 1976:104).

Торнау представил сведения о племени джигетов, которое состояло из 7 обществ: Хамыш, Арт, Аредба, Геч, Цандрыпш, Багрипш и Хысха. Князья последнего общества Анчабадзе, как указано выше, в 1830 г. контактировали с русскими военными. Горное общество медовеевцы состояли из трех селений: Ахчипсу. Чужгуча и Аибга, где превалировали князья из фамилии Маршани. Горные селения Чужи и Чуа, расселенные соответственно в долинах рек Худапс и Мце, состояли в добрососедских отношениях с медовеевцами и не причисляли себя к джигетам. Общество Саше, расселенное в долине р. Сочи состояло из джигетов, убыхов и незначительного числа турок. Князь Али Ахмет Облагу потерял свой авторитет среди общества Саше, т.к. имел контакты с русским командованием, дислоцирующимся в Абхазии. Такие же обвинения были и в отношении князей Аредба, которых жители долины Лиешь заподозрили в общении с русскими, и поэтому князья утратили свой авторитет (Дзидзария, 1976: 105-107).

Барон Торнау был свидетелем, когда в 1835 г. он с проводниками во время движения из общества Саше к пределам Абхазии, встретили князя Али Ахмета, возвращавшегося со стороны гагринского укрепления с дружиной в количестве около 100 человек (Торнау, 2008: 313). Возможно, что целью поездки Али Ахмета было посещение русского командования.

На юго-востоке укрепление Гагра и гагринский хребет отделили земли джигетов от абхазов и общества Псху, которое было расположено в горной местности в долине р. Бзыбь. На севере джигеты граничили с медовеевцами, обществами Чужи и Чуа, а по берегу моря северо-западнее с обществом Саше, которые соприкасались с племенем убыхов. В основном убыхи были расселены в горной местности, а на побережье от р. Сочи до р. Шахе они проживали совместно с племенем шапсугов в четырех селениях и составляли общество Ардона. Среди убыхов были известны две княжеские фамилии Берзек и Дещен. Торнау полагал, что количество мужского пола у убыхов достигало 6 тыс. человек. Говорили убыхи на своем языке, который совершенно отличался от разговорной речи других кавказских племен. Убыхи были подвержены магометанской религии, но при этом определенная часть племени придерживалась культа креста (Дзидзария, 1976: 118).

Английский агент Д. Белл в своих воспоминаниях указывал, что культ креста был распространен на восточном побережье Черного моря среди кавказских племен. На территории общества Саше находилось 3 креста, из которых 2 были позолоченные и 1 крест был подвешен на ветвях дерева. После высадки русских войск в 1838 г. в устье р. Сочи, население Саше не хотело, чтобы кресты попали к русским, т.к. они могли заявить о своих правах на этот край как исконно христианский. Предлагалось снять и спрятать кресты, но князь Али Ахмет был против осквернения этих реликвий и требовал оставить их в неприкосновенности (Белл, 2007b: 19).

Помимо Торнау, в 1835 г. профессор А.Д. Нордман, при финансовой поддержке Академии наук, организовал экспедицию вдоль Черноморского побережья северо-западного Кавказа от Геленджика до границы с Турцией. В течение 8 месяцев экспедиция проходила вдоль берега на небольших судах военного флота, частично по берегу, иногда под охраной военного отряда (Пузанов, 2019: 3782). Ученый-биолог Нордман не только добыл огромный гербарий и сотни рыб, тушек птиц и млекопитающих, но предоставил сведения о джигетских обществах и описал территорию, на которой они проживали (Нордман, 1838: 400-427). 

Сведения о племени джигетов и других народов Кавказа, предоставленные Торнау, Нордманом и Званба, были проанализированы русским командованием и уже в 1836 г. император Николай I определил основные боевые действия со стороны Абхазии. Было решено предпринять в 1837 г. военную экспедицию в Абхазии, где предстояло навести порядок в Цебельде, усовершенствовать дорожное сообщение в западной Абхазии и на севере от Гагры заложить одно или два укрепления. В соответствии с намеченным планом, военный отряд во главе с командующим отдельным Кавказским корпусом бароном Г.В. Розеном в мае 1837 г. выступил в Цебельду. В соответствии с наставлениями императора Николая I, т.е. пытаться склонить горцев к покорности путем мирных убеждений и прибегать к силе только в крайнем случае, цебельдинское общество приняло присягу на верноподданство русскому императору без проведения боевых действий (АКАК, 1881: 357-358).

Император с удовлетворением отмечал, что покорение цебельдинцев связано «к ласковому с ними обхождению чинов отряда и к строгому соблюдению в оном дисциплины». Николай I полагал, что и дальнейшее предприятие будет окончено таким же образом, т.е. без кровопролития. С прибытием барона Розена в отряд и до выступления в Цебельду, Розен входил в предварительные сношения с представителями джигетов и пытался их склонить к изъявлению покорности. Переговоры закончились без результатов (АКАК, 1881: 387, 463).

Из Сухум-кале 3 июня 1837 г. суда эскадры Черноморского флота с десантным отрядом во главе с бароном Розеном отправились к устью р. Мзымта, где 7 июня русские войска после боевых действий с кавказскими племенами заняли мыс Адлер. В этом бою русские войска потеряли убитыми 15 человек и раненными – 34 человека. Кроме этого убито в мингрельском ополчении 1 князь, 3 милиционера, ранено в имеретинской дружине 1 сотенный командир и 9 милиционеров. Потери у кавказских племен в бою 7 июня были значительны, но числа убитых и раненых барон Розен узнать не смог. Было известно, что было убито пять князей и трое старшин, пользовавшихся большим уважением среди местного населения. Несмотря на потери, местные племена продолжали оказывать сопротивление русским (АКАК, 1881: 871, 873).

После занятия мыса русские войска приступили к постройке укрепления. Соседние с лагерем аулы джигетов не были истреблены. Барон Розен вступил в переговоры с джигетскими почетными лицами и предложил им компенсацию за территорию земли, на которой строилось укрепление. От получения компенсации представители джигетов отказались (АКАК, 1881: 387, 391).

Ночью 13 июня в лагерь на мысе Адлер возвратился самурзаканский князь Эмухвар, который по заданию барона Розена тайно ездил в общество Геч, где встречался со своим родственником почетным старшиной Ахмед-Аслан-беем Геч. Эмухвар объяснил родственнику требования русской администрации и просил его содействия, чтобы убедить джигетов изъявить покорность. Аслан-бей обещал оказать помощь в этом деле, но при этом указал, что это сделать будет нелегко, т.к. многие старшины, пользовавшиеся особенным в народе уважением, погибли в боях с русскими на мысе Адлер. Благодаря деятельности Эмухвара, 14 июня в 2 часа пополудни к барону Розену для переговоров прибыли убыхский князь Беярслан Берзек и представитель джигетов, которым барон Розен сообщил требования русского правительства, и в случае их принятия, присягнувшим народам было обещано сохранение религии и обычаев. Старшины обещали донести требования русских своим племенам и прекратить враждебные действия против русских, но считали, что это невозможно исполнить, т.к. джигеты и убыхи настаивали на сопротивлении русским войскам (АКАК, 1881: 874-875).

15 июня к барону Розен явились джигетские старшины, чтобы узнать требования русского правительства. Старшины обещали склонить джигетов своего общества к принятию присяги русскому императору, но барон Розен полагал, что это сомнительно, т.к. среди кавказских племен находились два английских агента, которые подстрекали местное населении противодействовать русским. После расчистки территории, 18 июня, после совершения молебна в присутствии войск действующего отряда и части флотских экипажей, барон Розен заложил укрепление Святого Духа, в память дня, в который был сделан десант. После этого барон Розен отправился на пароходе «Язон» для инспекции русских укреплений, расположенных на Черноморском побережье, возложив командование отрядом на генерал-майора А.М. Симборского. Были поставлены задачи Симборскому, который должен был произвести морем обзор к северу от мыса Адлер берега Черного моря до р. Сочи, для избрания удобного места для возведения укрепления, а после окончании строительства укрепления Святого Духа вернуться в Абхазию, где заняться сторительством дорог (АКАК, 1881: 875-876).

17 июля к командующему отрядом генерал-майору Симборскому приехал в лагерь для переговоров убыхский старшина Хасан Берзек, который запросил требования русского правительства к местным племенам. Симборский предоставил Хасан Берзеку на турецком языке условия требуемой от кавказских племен покорности. На следующий день, 18 июля, Хасан Берзек возвратил эти условия с надписью, сделанной депутатами отдаленных от мыса Константиновского племен. Убыхские племена полностью отвергали желание принять требования русского правительства и предлагали русским оставить укрепления и уйти за р. Бзыбь, после чего убыхи будут жить в мире с русскими и абхазами. И в этот же день, кавказские племена сделали нападение на строящееся укрепление Святого Духа, в котором русские понесли ощутимые потери (АКАК, 1881: 876-877).

Несмотря на то, что командование отрядом, после высадки десанта на мыс Адлер, оставило в неприкосновенности ближайшие аулы и старалось войти в миролюбивые сношения с местными жителями, в этих аулах собирались партии горцев, которые систематически тревожили русский отряд. После боевых действий, состоявшихся 18 июля, ближайшие к укреплению аулы в долине Лиешь были русскими ликвидированы, после чего сборы агрессивно настроенных кавказцев прекратились. В связи с этими событиями, барон Розен полагал, что в дальнейшем до высадки русских десантных отрядов на берег для занятия очередного укрепления, командование отрядов не должно вступать с местными жителями в переговоры о принесении добровольной присяги русскому императору. Он полагал, что переговоры успеха иметь не будут, усилят самонадеянность кавказцев, которые обнаружат план действий русского командования и предполагаемый к занятию пункт на берегу Черного моря, где местные племена примут меры к обороне и десантные отряды понесут большие потери. После высадке десанта, необходимо было употребить все мирные средства для сближения с кавказскими племенами, для этого барон Розен предлагал не производить фуражировок, а попытаться закупать у местных жителей скот и другое продовольствие, невзирая на цены, предложенные населением (АКАК, 1881: 368-369).

В августе 1837 г. при строительстве укрепления Святого Духа русские войска столкнулись с особенностями местного климата. В своем письме генерал-майор Симборский сообщал в Тифлис генерал-майору Вольховскому, который в отсутствие барона Розена управлял Закавказским краем, что на побережье установилась жара не менее +280 днем, а ночи были холодные. Командование отряда и личный состав были подвержены болезням (АКАК, 1881: 876-877).

На 1 сентября 1837 г. в отряде на мысе Константиновском из 4,2 тыс. человек, имелось 1,8 тыс. человек больных. Среди больных был и командующий отрядом генерал-майор Симборский (АКАК, 1881: 767, 877). В связи с этим высадка десанта в устье р. Сочи, была перенесена на следующий год.

В 1837 г. отряд под командованием генерал-лейтенанта А.А. Вельяминова, наступая по Черноморскому побережью от Геленджика на восток, после ряда столкновений с кавказскими племенами заложил 6 июня в устье р. Пшада укрепление Новотроицкое, а 29 июля в устье р. Вулан – Михайловское укрепление (Воспоминание…, 1847: 33-34; Тенгинский полк…, 1900: 160).

С 20 по 22 сентября 1837 г. русский император посетил Геленджик, где 21 сентября подписал приказ о назначении начальником 1-го отделения Черноморской береговой линии генерал-лейтенанта Н.Н. Раевского, в подчинение которого должны были войти все существующие и построенные в будущем русские форты и укрепления на Черноморском побережье северо-западного Кавказа. Раевскому также были подчинены все линейные батальоны на территории региона (Федоров, 1879: 100).

В ноябре 1837 г. военный министр граф А.И. Чернышев сообщил барону Розену, что император Николай I обратил внимание на большие потери личного состава в отряде барона Розена в течение 1837 г. В ответ барон Розен представил детализированные сведения о потерях личного состава. Отряд, действовавший со стороны Абхазии, сформированный в апреле 1837 г. близ Сухум-кале, численностью до 5000 человек. В июне в отряде было 108 больных; к 1 июля – 333 больных, 12 умерших; к 1 августа – 852 больных,  умерших 28; к 1 сентября больных – 2454, умерших 55; к 1 октября больных – 3096, умерших 133; к 1 ноября – больных 2804, умерших 339; по доставленным сведениям от разных госпиталей, в совокупности с показаниями выше, число умерших в Абхазском отряде достигало 1 тыс. человек. Иными словами убыль больными и умершими составляла 2/3 всего отряда (АКАК, 1881: 370-371).

Вполне вероятно, что большая смертность личного состава отряда, действовавшего на Константиновском мысу, стала одной из причин удаления барона Розена с Кавказа, который предчувствуя нерасположение к себе со стороны императора, просил последнего об отставке (Рукевич, 1914: 407-408). 

В связи с отставкой барона Розена, Николай I подписал приказ № 110 от 17 декабря 1837 г. о назначении командую¬щим Кавказским отдельным корпусом генерал-лейтенанта Е.А. Головина (Федоров, 1879: 109).

В то же время, в январе 1838 г. барон Розен представил военному министру графу Чернышеву предложения, которые могли бы предохранить отряд, действия которого были запланированы в 1838 г. на восточном берегу Черного моря далее мыса Константиновского, от вредного влияния на здоровье личного состава летней жары. По примеру прибрежных жителей Кавказа, которые в летний период практикуют уходить в горы, барон Розен предлагал с половины июня до первых чисел сентября, на усмотрение начальника отряда, прекратив работы и оставив надлежащее прикрытие в начатом укреплении, подвинуть отряд на 8–10 км от берега моря в горы. В горах расположиться лагерем и в сентябре, после завершения жарких дней, возвратиться в укрепление и закончить приостановленные работы (АКАК, 1881: 391).

5. Заключение

Таким образом, диалог между Россией и Джигетией в 1829–1837 гг. был установлен сразу после подписания Андрианопольского договора, а именно в 1830 г. в западной Абхазии, когда русскими военными были возведены укрепления в Бомборе, Пицунде и Гагре.

Джигетов, в первую очередь, интересовали требования русского правительства и дальнейшие планы в отношении Джигетии. Присяга джигетских князей Анчабадзе из общества Хысха произошла при посредничестве родственников Анчабадзе, проживающих в восточной Абхазии и состоящих на русской службе. Данная присяга не была подкреплена выдачей аманатов, и русские военные на этом не настаивали, понимая, что в тот момент русских войск в Джигетии не было.

Взаимоотношения русской военной администрации и джигетов имели место и в дальнейшем. Помимо джигетских князей из общества Аредба с русскими контактировал князь Али Ахмет Облагу из общества Саше.

После высадки русского десанта на мысе Адлер и начала строительства укрепления Святого Духа в 1837 г., взаимоотношения русских и джигетов продолжались, но значительные потери джигетов в бою за мыс Адлер, негативно отразились на дальнейших двухсторонних отношениях России и Джигетии.

Литература

Абаза…, 2020 – Абаза на Северном Кавказе (исследования и источники): 1648–2020 гг. / Сост. Р.К. Кармов. Нальчик, 2020.

Абхазия, 2008 – Абхазия и абхазы в российской периодике XIX – нач. XX вв. / Сост. Р.Х. Агуажба, Т.А. Ачугба. Кн. II. Сухум, 2008.

Адыги…, 1974 – Адыги, балкарцы и карачаевцы в известиях европейских авторов XIII–XIX вв. / Сост. В.К. Гарданов. Нальчик, 1974.

АКАК, 1878 – Акты Кавказской археографической комиссии. Т. 7. Тифлис, 1878.

АКАК, 1881 – Акты Кавказской археографической комиссии. Т. 8. Тифлис, 1881.

Анучин, 1860 – Анучин Д.Г. Очерк горских народов правого крыла Кавказской линии // Военный сборник. 1860. № 1.

Архив Раевских, 1910 – Архив Раевских. Т. III. СПб., 1910.

Белл, 2007a – Белл Д. Дневник пребывания в Черкесии в течение 1837-1839 годов. Т. 1. Нальчик, 2007.

Белл, 2007b – Белл Д. Дневник пребывания в Черкесии в течение 1837-1839 годов. Т. 2. Нальчик, 2007.

Берже, 1992 – Берже А.П. Краткий обзор горских племен Кавказа. Нальчик, 1992.

Берже, 2011 – Берже А.П. Кавказская старина. Пятигорск. 2011.

Бларамберг, 1999 – Бларамберг И. Историческое, топографическое, статистическое и этнографическое описание Кавказа. Нальчик, 1999.

Васильев, 1874 – Васильев Е. Черноморская береговая линия 1834-1855 гг. // Военный сборник. Т. 98. № 9. 1874.

Военный энциклопедический…, 1853 – Военный энциклопедический лексикон. Издание второе. Т. IV. СПб., 1853.

Воспоминание…, 1847 – Воспоминание о Кавказе 1837 года // Журнал для чтения воспитанникам военно-учебных заведений. Т. 67. № 265. 1847.

Джигетский сборник, 2012 – Джигетский сборник. Вопросы этно-культурной истории Западной Абхазии или Джигетии // Под общ. ред. Чачхалиа Д.К. Вып. 1. М., 2012.

Дзидзария, 1940 – Дзидзария Г.А. Борьба за Абхазию в первом десятилетии XIX в. Сухуми, 1940. 

Дзидзария, 1958 – Дзидзария Г.А. Народное хозяйство и социальные отношения в Абхазии в XIX веке. Сухуми, 1958

Дзидзария, 1976 – Дзидзария Г.А. Ф.Ф. Торнау и его кавказские материалы XIX века. М., 1976.

Дзидзария, 2017 – Дзидзария Г.А. Труды. IV том. Махаджирство и проблемы истории Абхазии XIX столетия. Сухум, 2017. 

Документы…, 2016 – Документы и материалы по истории Джигетии (1750–1868 гг.) // Сборник документальных материалов под редакцией А.А. Черкасова. Сочи, 2016.

Дубровин, 1871 – Дубровин Н.Ф. История войны и владычества русских на Кавказе. Т. I. Книга I. СПб., 1871.

Дьячков-Тарасов, 1902 – Дьячков-Тарасов Н.А. Абадзехи. Историко-этнографический очерк // Записки Кавказского отдела Русского географического общества. Кн. 22. Вып. 4. 1902.

Дьячков-Тарасов, 1903 – Дьячков-Тарасов А.Н. Гагры и их окрестности // Записки Кавказского отдела императорского русского географического общества. Кн. XXIV, вып. I. Тифлис, 1903.

Дьячков-Тарасов, 1904 – Дьячков-Тарасов Н.А. Черноморская кордонная, Черноморская береговая линии и правый фланг Кавказа перед Восточною войною в 1853 г. // Кубанский сборник. Т. 10. 1904.

Дьячков-Тарасов, 1909-1910 – Дьячков-Тарасов А.Н. Абхазия и Сухум в XIX столетии // Известия Кавказского отдела Императорского Русского Географического Общества. Кн. XX, выпуск II. Тифлис, 1909-1910.

Жупанин, 2010 – Жупанин С.О. Стратегические планы русского командования по покорению Северо-Западного Кавказа в 1829-1834 гг. и закубанские укрепления // Голос минувшего. Кубанский исторический журнал. № 3-4. Краснодар, 2010.

Жупанин, 2011 – Жупанин С.О. К истории Геленджикского укрепления в 30-е годы XIX в. // Фелицынские чтения XIII. Материалы межрегиональной научной конференции. Краснодар, 2011.

Званба, 1852 – Званба С. Зимние походы убыхов на Абхазию // Кавказ. № 33. Тифлис, 1852.

Званба, 1982 – Званба С.Т Абхазские этнографические этюды. Сухум, 1982.

Инал-Ипа, 2014 – Инал-Ипа Ш.Д. Садзы. Историко-этнографические очерки. Сухум, 2014.

Каратаев, Черкасов, 2007 – Каратаев В.В., Черкасов А.А. К 170-летию Адлера: создание укрепления Св. Духа // Былые годы. № 3 (5). Сочи, 2007.

Каратаев, Черкасов, 2009 – Каратаев В.В., Черкасов А.А. Становление русского военного присутствия на Черноморье в 1837-1840 гг. (на примере территории Большого Сочи): Материалы исследования. Соч. гос. ун-т туризма и курорт. дела. Сочи: РИО СГУТиКД, 2009.

Карлгоф, 1855 – Кралгоф Н.И. Военно-статистическое обозрение восточного берега Черного моря // Военно-статистическое обозрение Российской империи. Т. XVI. Ч. 10. СПб., 1855.

Карлгоф, 1860 – Карлгоф Н.И. О политическом устройстве черкесских племен, населяющих северо-восточный берег Черного моря // Русский вестник. № 8. 1860.

Ковалевский, 1911 – Ковалевский П.И. Завоевание Кавказа Россией. СПб., 1911.

Люлье, 1857 – Люлье Л.Я. Черкессия: Историко-этнографические статьи. Краснодар, 1927.

Магсумов, 2016 – Магсумов Т.А. Джигеты: большая история маленького народа // Русин. 2016. № 3(45). С. 247-253.

Материалы…, 2011 – Материалы по истории Абхазии XVIII–XIX века (1762–1859). Сборник документальных материалов. Т. 2. Сухум, 2011.

«М.П. Лазарев», 1955 – «М.П. Лазарев». Документы. Русские флотоводцы. Материалы по истории Русского флота / Под ред. полковника А.А. Самарова. Т. II. М., 1955.

Новицкий, 1829 – Новицкий Г.В. Географическо-статистическое обозрение земли, населённой народом Адехе // Тифлисские ведомости, № 24. 1829.

Нордман, 1838 – Нордман А.Д. Путешествие профессора Нордмана по Закавказскому краю // Журнал министерства народного просвещения. Т. 20. 1838.

Потто, 1889 – Потто В.А. Кавказская война в отдельных очерках, эпизодах, легендах и биографиях.  В 5 т. Т. 5. Тифлис, 1889.

Пузанов, 2019 – Пузанов И.И. Памяти Александра Давидовича Нордмана (1803-1866) // Русский орнитологический журнал. 2019. Т. 28.

Рукевич, 1914 – Рукевич А.Ф. Из воспоминаний старого эриванца (1832-1839 гг.) // Исторический вестник. 1914. № 11.

Сафонов, 1837 – Сафонов С.В. Поездка к восточным берегам Черного моря на корвете «Ифигения». Одесса, 1837.

Спенсер, 1993 – Спенсер Э. Путешествие в Черкесию. Майкоп, 1993.

Спенсер, 2008 – Спенсер Э. Описание поездок по западному Кавказу, включая путешествие через Имеретию, Мингрелию, Турцию, Молдавию, Галицию, Селезию и Моравию, в 1836 году Эдмундом Спенсером, эсквайром, автором «Описания поездок в Черкесию». Нальчик, 2008.

Сталь, 1900 – Сталь К.Ф. Этнографический очерк черкесского народа // Кавказский сборник. Т. 21. 1900.

Таран, 2020 – Таран К.В. Адрианопольский мирный договор и строительство Черноморской береговой линии // Сочинский краевед. 2020. Вып. 18.

Тенгинский полк…, 1900 – Тенгинский полк на Кавказе (1819-1846 гг.) / Сост. Д.В. Ракович. Тифлис, 1900.

Торнау, 1864 – Торнау Ф.Ф. Воспоминания кавказского офицера. М., 1864.

Торнау, 2008 – Торнау Ф.Ф. Воспоминания кавказского офицера. Майкоп, 2008.

Утверждение наше в Абхазии, 1889 – Утверждение наше в Абхазии // Кавказский сборник. Т. 13. 1889.

Фадеев, 1935 – Фадеев А. Убыхи в освободительном движении на Западном Кавказе // Исторический сборник. 1935. № 4.

Фадеев, 1960 – Фадеев А.В. Россия и Кавказ в первой трети XIX в. М., 1960.

Фадеев, 2010 – Фадеев Р.А. Государственный порядок. Россия и Кавказ. М., 2010.

Федоров, 1879 – Федоров М.Ф. Походные записки на Кавказе с 1835 по 1842 год // Кавказский сборник. Т. 3. Тифлис, 1879.

Ханыков, 1850 – Ханыков Н.В. Очерк служебной деятельности генерала Альбранда. Тифлис, 1850.

Черкасов, 2005 – Черкасов А.А. Очерки истории первого русского укрепления на реке Соча-Пста (1838-1854 гг.). Краснодар-Сочи, 2005.

Эсадзе, 1914 – Эсадэе С.С. Покорение Западного Кавказа и окончание Кавказской войны. Тифлис, 1914.

Cherkasov et al., 2015 – Cherkasov, A.A., Shmigel, M., Bratanovskii, S.N., Molchanova, V.S. Jikis and Jiketi in conditions of war and peace (1840-1860 years) // Bylye Gody. 2015. 38(4): 888–893.

Cherkasov et al., 2016 – Cherkasov, A.A., Ivantsov, V.G., Smigel, M., Molchanova, V.S. The demographic characteristics of the tribes of the Black sea region in the first half of the XIX century // Bylye Gody. 2016. 40(2): 382-391.

Cherkasov et al., 2016a – Cherkasov, A.A., Ivantsov, V.G., Shmigel, M., Molchanova, V.S. Demographic characteristics of the aristocratic Abkhazia in 1800-1860 years // Bylye Gody. 2016. 39(1): 53-66.

Cherkasov, 2020 – Cherkasov A.A. The Circassian Slave Narratives (A Documentary Collection). // Bylye Gody. 2020. 57-1(3-1): 1415-2266.

Taran, 2020 – Taran K.V. The Fight against the Slave Trade in the North-Western Caucasus in the first half of the XIX century // Slavery: Theory and Practice. 2020. 5(1): 74-86.

Материал подготовил: заместитель председателя Совета Сочинского отделения Российского военно-исторического общества, к.и.н. Таран К.В.

5.0
Запись обновлена: March 10, 2022 07:43 PM
Похожие статьи : Россия и Джигетия: к вопросу о взаимоотношениях в 1837–1854 гг. Городское хозяйство Сочи в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. Сочи в годы ВОВ 1941-1945 гг.: 75-летию Победы посвящается Военно-историческое наследие города Сочи (1941-1945 гг.) Участники первого Саммита и Экономического форума Россия – Африка посетили объекты культуры Сочи Война в горах: страницы обороны города Сочи (1942-1943 гг.) Статья об экспозиции в Сочинском музее, рассказывающая о революционных событиях (1905-1906 гг.) Сочи в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.) Окраины в период Первой русской революции 1905–1907 гг. (на примере Туапсинского округа) К вопросу о деятельности леворадикальных политических партий в 1907–1909 гг.
россия_джигетия_святого_духа_гагра_абхазия_сочи

Пока нет комментариев...

Оставить свой ответ на запись

Ваш email адрес не будет публиковаться.